Застроим все!


В этом году в рамках проблемы застроек байкальских берегов нас интересовал прежде всего о. Ольхон, т.к. полевые выезды проходили по проекту «Ольхон – «болевая точка» Байкала».

О проблеме застройке природных территорий в районе Малого Моря я рассказывал по итогам прошлогодних поездок - http://vryabtsev.livejournal.com/6719.html
По сравнению с прошлым годом, какие изменения более всего бросились в глаза? Массовая «нарезка» земель и их застройка в районе д. Харанцы. Я помню время, когда этот населенный пункт состоял из примерно 20-30 сравнительно компактно расположенных дворов. Сейчас старую деревню в радиусе 500-600 м окружает целая россыпь турбаз, в меньшей степени – жилых домов. На сегодняшний день площадь, оказавшаяся внутри периметра застройки, явно превышает 100 га. И вполне вероятно еще большее её разрастание. Т.е. на месте маленькой деревни возникло «нечто», по площади соответствующее крупному поселку.
На песках, в центре нынешнего поселения, в этом году можно было увидеть целые ряды участков, огражденных столбиками. Это будущие новые улицы, причем некоторые уже имеют названия.

1. Улица в д. Харанцы.
Застраиваются не только бывшие пастбища. В юго-восточном «углу» нынешних Харанцов под застройку уходит сосновый лес.

2. В Харанцах.

3. Вот такие на Ольхоне «земли населенных пунктов».
Застройщикам отданы даже участки, почти сплошь покрытие лесом. Причем некоторые деревья наверняка старше 100-150 лет. Почти все они будут вырублены и скоро о произраставшем здесь лесе все дружно забудут.

4. На этом участке о четырех старых соснах напоминают только свежие пни.
Перемены произошли и в ольхонской столице – пос. Хужир. Изрядный кусок, являющийся одним из остатков Шаманского Леса, этим летом оказался за забором. Многие века (может быть и порядка 1-2 тысяч лет) лес считался священным, закрытым для любого посещения. Сейчас это частная собственность, священная для её владельца.

5. Этот лес был священным, теперь стал частным.
Новые турбазы строятся и по другим окраинам. С южной стороны Хужир может скоро слиться с пос. Маломорск (Мал. Хужир), также активно расстраивающимся.

6. Хужир разрастается «как на дрожжах».

7. За последние 3-4 года Маломорск протянул к Хужиру «щупальце» из новых турбаз, длиной не менее 300-400 м.
Остров находится в центральной зоне Байкальской природной территории, входит в состав Прибайкальского национального парка (ПНП), участка Всемирного Природного Наследия ЮНЭСКО. Что не мешает его активно застраивать. Это стало возможно в результате произошедшего расширения площади поселений за счет земель, имевших статус «сельскохозяйственного назначения». Директор ПНП О. Апанасик согласовал новые границы населенных пунктов Ольхона и материкового Приольхонья в конце 2011 г. Благодаря ему небольшие деревни, такие как Харанцы, внезапно увеличились в размерах в 10 и более раз, крупные, как Хужир, вероятно, не менее чем в 2 раза.
Под «освоение» были отданы не только бывшие пастбища и выгоны, но также и природные территории, имеющие большое значение с точки зрения сохранения биоразнообразия, иногда – по-настоящему уникальные (Шаманский Лес, окрестности Хужирского залива и ряд других). Сделано это было без проведения экологической экспертизы, вопреки рекомендациям научного отдела ПНП. В 2011 г. я ещё работал зам. директора ПНП по науке (в начале 2012 г. моя должность была ликвидирована «в связи с оптимизацией штатного расписания», сокращены были и 3 ставки научных сотрудников), но из-за конфликта с директором был фактически отстранен от обсуждения земельных вопросов. Поэтому утвержденные новые границы поселений на карте не видел, а теперь приходится их лицезреть – и удивляться – уже «в натуре».
Но кое-каким чиновничьим планам мне все же в свое время (2009 г.) удалось промешать. Власти Ольхонского района планировали «возродить» более 20 когда-то существовавших населенных пунктов. Что означало бы появление в давно восстановившемся природном ландшафте огромных поселков из коттеджей и турбаз – под вывеской «традиционных поселений». Такой прецедент в 1990-х уже имел место на Мухорском заливе - бухту Зун-Хагун застраивали, якобы возрождая когда-то существовавшее здесь «традиционное бурятское поселение».
На Ольхоне предлагали «возродить» бывшее главное островное поселение – Семь Сосен. Т.е. на восстановившейся степи, уже многие десятилетия используемой под выпас, выстроить новый поселок. Тогда эти планы реализовать не удалось, но вполне вероятно, что чиновники о них еще вспомнят.
И так, директор ПНП одним росчерком пера под видом расширения границ населенных пунктов передал в исключительное подчинение ольхонским районным властям многие сотни (возможно и тысячи) га ценнейших природных земель, в том числе прибрежных. Рыночная стоимость которых, вероятно, составляет сотни миллионов рублей. Трудно представить, что это было сделано втайне от московского руководства – профильного департамента Минприроды РФ. Уже 31 декабря (!) 2012 г. О. Апанасик уволился по собственному желанию - http://baikal-info.ru/archives/70096
Незадолго перед этим «причинив смерть по неосторожности» – http://sledcomrf.ru/news/61774-v-irkutskom-rayone-sledovateli.html
Кто теперь объяснит, почему ценнейшие земельные участки оказались исключены из границ национального парка? Что виновные за это ответят, рассчитывать, разумеется, не приходится.
В сентябре 2015 г. на рассмотрение Госдумы был внесен законопроект, позволяющий изымать земли заповедников и национальных парков «по причине утраты ими природоохранной ценности». Экологи считают, что поправки принимаются в интересах компаний и частных лиц, желающих присвоить земли ООПТ. В Минприроды возражают, что новая норма позволит урегулировать "абсурдные ситуации, дискредитирующие идеи заповедного дела". - http://www.kommersant.ru/doc/2807095
В качестве примера такого абсурда в Минприроды привели ситуацию с национальным парком "Тункинский" в Бурятии, который был создан целиком в границах Тункинского муниципального района. По словам Минприроды, в силу неприкосновенности заповедных границ эти муниципальные образования просто невозможно развивать и обустраивать, не нарушая действующего законодательства.
Позвольте, но, тогда как же ПНП, соседствующему с Тункинским национальным парком, несмотря на декларируемую «неприкосновенность заповедных границ» прекрасно удалось «развивать и обустраивать» муниципальные образования, многократно расширять их площадь? Может быть в данном случае имело место нарушение действующего законодательства? А если все законно, почему таким же образом нельзя расширять поселения в Тункинском районе? Хотелось бы с этими вопросами разобраться.
Комментарий Гринпис http://www.greenpeace.org/russia/ru/news/blogs/forests/blog/54068/ по приведенному Минприродой примеру вполне логичен: «В границы Тункинского парка действительно включена территория целого Тункинского района. Но значительная часть его включена без изъятия из хозяйственной эксплуатации. Законом на таких территориях допускается строительство объектов, связанных с функционированием населенных пунктов, расположенных в границах парка. Поэтому большинство проблем этого парка можно решить, грамотно составив положение о нем (что является одной из функций Минприроды)».
Год назад я рассказал о дачном товариществе «Ханхой», возникшем на бесплодных песках Ольхона - http://vryabtsev.livejournal.com/6719.html
Несмотря, на то, что закон запрещает создавать такие объекты в национальных парках.
В 2015 г. новых строений в товариществе вроде не появилось, даже исчез домик («сторожка»?) запечатленный на прошлогоднем снимке. Но ограда и щит товарищества – на своих местах. Как мне пояснили в ПНП, это товарищество находится на землях д. Ялга, а не в национальном парке. Ялга - маленькая деревня (примерно 40-50 дворов). От крайнего деревенского дома до ограды «Ханхоя» - не менее 700 м. Очень «щедро» определена новая граница земель и этого поселения.
И ведь речь идёт не о бескрайних сибирских просторах, подобных полуострову Таймыр. Площадь Ольхона - всего 700 квадратных километра. Из которых, по-видимому более 10 уже переданы под расширение деревень и поселков. А еще могут появиться и «возрождаемые поселения».

8. Ограда дачного товарищества «Ханхой».
В феврале 2015 г. появилась интересная информация - http://newsbabr.com/?IDE=132731
«На острове Ольхон в границах Прибайкальского национального парка под видом крестьянско-фермерского хозяйства построена туристическая база, территория которой ограждена до уреза воды колючей проволокой. Об этом Западно-Байкальской межрайонной прокуратуре стало известно во время выездной проверки. Как выяснилось, занятый турбазой земельный участок на берегу Нурского озера ранее не использовался и не подлежал застройке. Местность у озера является единственным местом обитания на Ольхоне краснокнижной монгольской жабы и нескольких редких растений. Строительство турбазы привело к повреждению территории, на восстановление которой требуется не менее пяти лет.
По иску прокурора, Арбитражным судом принято решение о сносе более 20 незаконно возведенных строений, в том числе, расположенных на общедоступной береговой полосе и акватории Нурского озера».
На моей памяти, это первое судебное решение о сносе незаконно построенной турбазы в Ольхонском районе. Мы посетили упомянутое место в августе.

9. Вот так эта турбаза выглядела 5 августа 2015 г.
Все постройки оказались на месте. Судя по автомобилям, на турбазе отдыхали туристы.
«Арбитраж Иркутской области вынес решение освободить данный участок. С июля 2015 г., это решение находится на принудительном исполнении, рассказал прокурор Алексей Калинин: Индивидуальный предприниматель Везденецкая не выполнила требование суда о сносе домиков, и теперь она привлечена к административной ответственности. После того как требование предпринимателю выставят повторно, в случае если она опять его проигнорирует, по закону можно будет заключить контракт на снос строений с организацией, оказывающей такие услуги» http://www.vsp.ru/social/2015/09/25/557744
Посмотрим, что будет здесь в 2016 г. Вполне вероятно - ничего не изменится. Этот пример показывает, сколь малы шансы на снос тысяч строений, покрывших берега Малого Моря (Ольхонский район).
Кстати, в этом сезоне официально открылась для туристов турбаза в уникальной бухте Ая (в Приольхонье - http://vryabtsev.livejournal.com/6719.html).

10. Турбаза в бухте Ая. 3 августа 2015 г.

11. Такие здесь цены.
В 2009 г. я присутствовал при встрече Анатолия Ивановича Брагина - первого зам. мэра Ольхонского района – с группой журналистов, пишущих на экологические темы. И задал ему вопрос: существует ли, по мнению районной администрации, предельный уровень застройки байкальских побережий, который не следует превышать? Ответ был таков: «Бог создал в Ольхонском районе все условия для отдыха человека. Поэтому вышесказанного предела нет и быть не может».
Не мне судить о том, насколько глубоко зам. мэра постиг божественный замысел. Могу лишь засвидетельствовать, что массовая застройка уже изуродовала южную часть материкового берега Малого Моря (http://vryabtsev.livejournal.com/8458.html , http://vryabtsev.livejournal.com/20854.html
И каждый год захватывает солидные куски острова Ольхон http://vryabtsev.livejournal.com/9055.html ,
Вероятно, многочисленные турбазы уже привели к определенному загрязнению вод Малого Моря сточными водами, и как следствие – к массовому развитию нехарактерных для Байкала нитчатых водорослей. Берег Хужирского залива, к которому примыкают поселки Хужир и Маломорец, после шторма оказался покрыт полосой выброшенных волнами водорослей. Прежде такой картины я здесь не наблюдал.

12. Водоросли на берегу Хужирского залива. 23 сентября 2015 г.
Районные и муниципальные чиновники продают земельные участки в пределах населенных пунктов, сдают в аренду – на землях сельскохозяйственного назначения (в Приольхонье). Цены высокие. Но, как мне говорили владельцы хужирских турбаз, в последние годы на острове они заметно снизились. Основная причина - многочисленные новые турбазы не заполняются. Ну не хватает для всех них платежеспособных клиентов.

13. Появляются и все новые крупные турбазы, рассчитанные на сотни клиентов. Например – Baikal-View Hotel.
Утверждают также, что многие турбазы в Хужире находятся в стадии продажи. Тем не менее продолжают строиться все новые объекты. Как это объяснить? Вероятно – ловкостью земельных спекулянтов, перепродающих участки тем, кого они сумели убедить в исключительной выгодности и огромных перспективах туристического бизнеса на о. Ольхон. Пример – реклама поселка для отдыха «Ольхонские дюны». Текст взят год назад с недоступного сейчас сайта www.invest-baikal.ru:
«Покупая землю на Ольхоне, вы приобретаете актив, который ежегодно растет в цене на 10-25%, и строите дом для своей семьи в экологичных природных условиях: с чистой водой (20% мировых запасов питьевой воды), прозрачным воздухом и солнцем более 300 дней в году.
Через 5 лет вы можете продать свой земельный участок в несколько раз дороже. По прогнозам аналитиков, рост стоимости земли продолжится до 2020-2025 годов. В 2014 году средняя цена 1 сотки земли на Байкале – 100 000 рублей. Ожидаемая цена к 2020 году – 250-400 тысяч рублей.
Построив на участке небольшой гостевой дом, вы сможете вернуть инвестиции за 3-4 летних сезона».
Вот и появляется, под воздействием таких аргументов, все новые желающие строить на Ольхоне и «выгодно инвестировать». Но в итоге выигрывают лишь чиновники и земельные спекулянты. А природы становится все меньше и меньше. Причем в центральной зоне Байкальской природной территории, частично – в пределах Прибайкальского национального парка!