Последствия туризма для природы Байкала. Ч.1. Берег Малого Моря, Приольхонье.

Побережья байкальского пролива Малое Море, отделяющего остров Ольхон от материка, примерно с конца 1980-х стали очень популярны среди туристов. Их «моторизованный» поток особенно возрос в 2000-х. На эти же годы пришлось и массовое строительство турбаз. Новый толчок этому процессу придало строительство ЛЭП на участке Черноруд-Курма, примерно в 2007 г. Благодаря этой линии новые территории были вовлечены в «строительный бум». Турбазы вдоль неё и сейчас продолжают расти как грибы.
1. ЛЭП Черноруд-Курма уничтожила «визуальную чистоту» ландшафта южной части Малого Моря. 23 сентября 2014 г.


2. Что еще хуже, она спровоцировала массовое строительства турбаз. Окрестности д. Курма, 3 августа 2014 г.


Озвучивались планы дальнейшего строительства этой ЛЭП уже на участке Курма-Онгурены (протяженность примерно 50 км). Если это произойдет, то все материковое побережье Малого Моря будет «освоено» туристическим бизнесом. «Раковая опухоль» к настоящему времени поразившая юг этого байкальского пролива, захватит все его побережье.
О чем речь? О массовой застройке прибрежных участков. К настоящему времени все пригодное для строительства побережье от д. Курма до п. Сахюрте (пролив Ольхонские Ворота), включая самый крупный маломорский залив – Мухор - уже «освоено». А удобные для отдыха берега поделены здесь на «клетки».
3. Бухта Шида (залив Мухор) – типичный пример огораживания берегов. 4 августа 2014.


4. В Хужир-Нуганском заливе ситуация не лучше.


5. Свежие заборы охватывают последние «дикие» участки даже там, где вместо пляжа – заболоченный луг. Западный берег Мухорского залива, 3 августа 2014.


Впечатления об отдыхе на этих огороженных «клетках» прекрасно описал Г. Кузнецов - http://www.vsp.ru/economic/2014/09/09/546468
«Дикие» туристы сейчас ютятся на пяточках между заборами. Образуя мощные группировки вокруг каким-то чудом еще не огороженных пляжей.
6. Западный берег Мухорского залива. 3 августа 2014 г.


7. Последствия массового отдыха и отсутствия экологической культуры (лишь единицы увозят свой мусор).


8. Эту кучу наверняка привезли с какой-то турбазы - и спокойно высыпали. Долина р. Харга, 3 августа 2014 г.


Кроме Малого Моря, «строительный бум» в 2000-х охватил и Приольхонье. Турбазы возникают как в населенных пунктах (их границы несколько лет назад были очень значительно расширены), так и на природных территориях.
9. Крохотную д. Мал. Бугульдейка ныне со всех сторон окружают новострои, еще большие участки пока просто огорожены.


Эти туристические объекты часто официально числятся «фермерскими хозяйствами». А были и планы «возрождения» в Ольхонском районе примерно 20 населенных пунктов, существовавших «при царе Горохе». Огромно желание районных властей придать участкам природного ландшафта статус «земель поселений» и - распродать их.
Не меньший энтузиазм проявляют местные жители, в массовом порядке подающие заявки на выделение земли под строительство. В свое время я пытался препятствовать местному земельному ажиотажу –
http://www.vsp.ru/social/2008/11/06/459112?call_context=embed
Подавляющее большинство планов «возрождения прежних поселений» не было реализовано. Но нет гарантии, что про них не вспомнят вновь.
Каково нынешнее состояние местной природы? В результате массовой (нередко - безобразной) застройки величественная красота ненарушенных человеком маломорских берегов, которую я застал в 1980-х, осталась в невозвратном прошлом.
От флоры и фауны мало что сохранилось. Местообитания эндемичных трав на мысах и прилегающей байкальской реликтовой степи либо застроены, либо разъезжены колесами или вытоптаны.
Резко сократилось количество гнездящихся уток, куликов, хищников, куриных. Тысячные линные (т.е. оставшиеся на линьку оперения) скопления на Мухорском заливе уток - гоголя, крохалей, горбоносого турпана - остались лишь в воспоминаниях.
Еще в начале 2000-х в бухте Шида летом можно было наблюдать красивую хищную птицу – скопу. Ежедневно она ловила здесь рыбу и относила в свое гнездо, находящееся за гребнем Приморского хребта. Исчезла и скопа. Возможно – нечего стало ловить. Раньше Мухор славился обилием рыбы (особенно окуней и сороги), теперь все жалуются на почти полное безрыбье.
Единственный способ сохранить последние уголки природы Малого Моря – огородить их, но уже от туристов (точнее от их автотранспорта). В 2010 г. было построено ограждение, защитившее от автомашин и палаток мыс Уюга. Это себя оправдало. Восстанавливаются растения, включая эндемичные маки, в сентябре 2013 г. на косе и рядом с ней мы видели стаю из примерно 600 средних и больших крохалей.
10. Мыс Уюга. Увы, квадроциклы иногда и сейчас протискиваются. 3 августа 2014 г.


11. Даже поздней осенью здесь, где раньше стояли палатки, теперь в немалом количестве цветут маки. Мыс Уюга, 20 сентября 2013 г.


Последний незастроенный кусок залива Мухор - долина р. Хорга и прилежащая с юга бухточка. Здесь еще обильны редкие растения, гнездовья разнообразных птиц (до 2012 г. обитал филин). Вот где необходимо срочно создавать резерват, закрытый для заезда автотранспорта. Для чего достаточно перекрыть лишь две полевые дороги. Иначе – и здесь все застроят и затопчут.
12. Долина р. Хорга.


13. Прилежащая бухточка – последняя, незастроенная.


14. «Дикарей» и здесь хватает.


15. Пример здешнего «благоустройства».


Вот только кто возьмется за создание здесь резервата? Каким образом материковое Малое Море, включая Мухорский залив, оказалось вне Прибайкальского национального парка (ПНП) – отдельная тема. Когда я еще работал в ПНП, звучали обещания (и со стороны директора ПНП и от районных чиновников), при согласовании границ оставить в составе парка небольшие (но ценные в природном отношении) участки на заливе Мухор, а также дельту р. Сарма. Организовать микрорезерваты, огороженные от заезда автотранспорта. Многое изменилось, в том числе сменились начальники. Не знаю, есть ли интерес к этой теме у нынешнего директора ПНП, тем более что его предшественник уже согласовал границы, забыв про обещанные резерваты.
Все теперь зависит от районной власти. А она озабочена дальнейшим «развитием туризма».
В воскресенье 3 августа в Тажеранской степи мы наблюдали впечатляющее зрелище. В середине дня из-за дождя начался массовый «исход» автотуристов с Малого Моря в сторону Иркутска. Вдоль автотрассы, пребывающей в ремонте, давно возникли параллельно идущие проселочные дороги. В этот день все они были заполнены машинами. Там, где глинистая почва делала проезд затруднительным, автомобили ехали по реликтовым травам.
Вот так нынешний поток туристов наносит природе самый разнообразный ущерб.
16. Тажеранская степь, 3 августа 2014 г.


17. Сколько гектаров степи в этот день лишились травяного покрова? Дорогу обещают заасфальтировать к осени 2015 г.
Большинство людей не умеют ценить эту планету.
Последствия туризма для природы Байкала. Ч.1. Берег Мал
Пользователь bg_irkutsk сослался на вашу запись в своей записи «Последствия туризма для природы Байкала. Ч.1. Берег Малого Моря, Приольхонье» в контексте: [...] лишились травяного покрова? Дорогу обещают заасфальтировать к осени 2015 г. Блог Виталия Рябцева [...]