Реалии одной из федеральных ООПТ


В 2016 г. отечественной заповедной системе исполнится 100 лет. Будут звучать фанфары, речи о достижениях и перспективах, на ком-то засверкают награды. В праздник не принято говорит о неприятном. Поэтому кое-какую невеселую информацию изложу до юбилея.
Речь пойдет о ситуации в Прибайкальском национальном парке (в 2016 г. отметит свое 30-летие), но такие же проблемы присущи и многим другим федеральным ООПТ.
Самая острая – постоянные попытки отчуждения участков национальных парков, реализация на их территории разнообразных проектов «социально-экономического развития», несущих гибель природе.
Например, в 2006 г. был утвержден проект особой экономической зоны (ОЭЗ) туристско-рекреационного типа «Ворота Байкала». Уникальная природная территория – дельта р. Голоустной – была изъята из Прибайкальского национального парка (ПНП) и включена в эту ОЭЗ. Речь о примерно 2 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения. На проектирование потрачено 83 млн. га, после чего, в 2009 г. вроде бы признали правоту давно озвученных доводов о бесперспективности реализации проекта в данном месте. Тем не менее, дельта Голоустной остается за ОЭЗ, вопрос её возвращения в ПНП не ставится.

1. Дельта р. Голоустной. Изъята их национального парка, отдана под особую экономическую зону.
Перспективным стал считаться участок в окрестностях г. Байкальск. Но постоянно звучали идеи о необходимости включения в «Ворота Байкала» также и дополнительных земель в границах ПНП - на о. Ольхон, в бухте Песчаной.
В начале 2015 г. было сообщено о планах расширения «Ворот Байкала» в районе поселков Листвянка и Порт-Байкал. Оказывается, документы на расширение границ ОЭЗ за счет территорий, прилежащих к этим населенным пунктам, «сейчас находятся на рассмотрении Минэкономразвития РФ». - http://newsbabr.com/?IDE=133408 Площади земель лесного фонда (не сельско-хозяйственного назначения, как в первом случае), которые планируют изъять из ПНП, не называются.
Кроме того, через исток Ангары предполагают построить мост протяженностью около 1,5 км. Он свяжет поселки Листвянка (примерно 2 тыс. жителей) с Портом-Байкал (несколько сотен жителей). Итогом станет также и уничтожение уникальной природной территории - http://vryabtsev.livejournal.com/15361.html#comments

2. Исток Ангары. Здесь хотят строить мост.
В Ольхонском районе застраиваются ценные в природном отношении прибрежные участки земель, имеющих статус «сельскохозяйственного назначения» и включенных в состав ПНП. Это стало возможным благодаря резкому расширению границ населенных пунктов. Которое согласовал директор национального парка – http://vryabtsev.livejournal.com/22003.html
Но отрабатываются и другие механизмы растаскивания по кускам ООПТ. Летом появилась интересная информация:
«По поручению главы региона на горном плато в 2 км от Ехэ Ёрд (священная гора, вокруг которой буряты с древности проводят ритуалы) выделен земельный участок размером 42 гектара, где будет создан научно-просветительский центр «Байгал». «Уже в ближайшее время рядом с Ехэ Ерд стартуют работы по межеванию земли и подготовке проектно-сметной документации. А в 2016 году в рамках федеральной целевой программы начнется строительство дороги на это горное плато и подведение к нему всех необходимых инженерных коммуникаций http://www.kp.ru/daily/26395.4/3272107/

3. Где-то здесь должен быть построен «Байгал».
Речь опять идет о земле сельскохозяйственного назначения, включенной в ПНП. Это Тажеранская степь, чрезвычайно богатая реликтовыми и эндемичными видами сосудистых растений, лишайников и мхов. С каких пор губернатор распряжется территорией национального парка, решает - что на ней строить?
В СМИ есть и такой материал:
«Специально для этих целей выделен земельный участок в местности Шаргай Ольхонского района. Учредители Ёрдынских игр – Приангарье, республики Якутия и Бурятия – сами выберут земельный надел для своих представительств на территории площадью 142 гектар. Кроме того, в 2016 году начнут строить грунтовую дорогу от горы Ёрд до плато, конгресс-зала (Ёрдынский центр) в виде юрты. В дальнейшем запланировано строительство очистных сооружений, причала в устье реки Анга и шаманского центра». http://newsbabr.com/irk/?IDE=136681
Уже 142 га! В первой публикации единичку потеряли? Еще и на устье р. Анга замахнулись! А это - на самое ценное водно-болотное угодье всего западного побережья Байкала. Место крупных скопления мигрирующих птиц. Целый список краснокнижных видов здесь гнездится, либо встречается в периоды миграций. Построить причал – значит уничтожить уникальное местообитание птиц.

4. Усть р. Анга. http://www.photosight.ru/photos/2284521/
Ранее озвучивался и вариант сооружения этого причала в соседней бухте Ая.

5. Бухта Ая. Причал ее украсит?
Опасность несут также новые депутатские инициативы. На парламентских слушаниях (17 ноября 2014 г.) депутат ГД Сергей Тен выступил за совершенствование регулирования земельных отношений на ООПТ, которые бы позволили использовать в хозяйственной деятельности земли национальных парков «без ущерба для экологии»
http://baikal.mk.ru/articles/2014/11/18/sergey-ten-vystupil-za-vovlechenie-v-socialnoekonomicheskuyu-deyatelnost-prirodookhrannykh-territoriy-bez-ushherba-dlya-ekologii.html Речь о всех 112 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения, включенных в состав ПНП «без изъятия из хозяйственного использования».

6. Вот они - земли сельскохозяйственного назначения. Тажеранская степь, ПНП.
С точки зрения биоразнообразия и охраны природы в целом, это самые ценные земли не только Иркутской области, но и всего Байкальского региона - http://vryabtsev.livejournal.com/11452.html
Традиционное животноводство, разрешенное на землях данной категории, не несет угрозы дикой природе. Но ведь депутату, судя по всему, очень хочется отдать землю под застройку турбазами и коттеджами.
В отрытом доступе находится проект «Схемы территориального планирования центральной экологической зоны Байкальской природной территории» ( http://geol.irk.ru/baikal/activ/mactivinfm/ territorialnoe-planirovanie-na-bajkalskoj-prirodnoj-territorii/redaktsiya-2-ot-15-10-2010)
Он предполагает строительство трех новых ЛЭП по территории ПНП. Одна из них должна пройти вдоль лишенного дорог берега, по красивейшим ландшафтам, через участок заповедной зоны. Раньше такое было невозможно, сравнительно недавние поправки к «Закону об ООПТ» допускают строительство «линейных» объектов во всех (т.е. и в заповедной) функциональных зонах национальных парков по решению Правительства РФ.
Малоизвестный факт. Построенная в 2005 г. ЛЭП на о. Ольхон, вызвавшая строительный бум и резкое усиление туристической нагрузки на уникальную природную территорию, финансировалась за счет федеральной целевой программы «Охрана оз. Байкал».

7. По этому участку планируется провести ЛЭП Листвянка-Бол. Голоустное. Для обеспечения электроэнергией ОЭЗ. Чаячий утес, заповедная зона ПНП.
Не стоит считать Прибайкальский единственным национальным парком, «отданным на растерзание» всем желающим. Нечто подобное происходит в национальных парках «Югыд Ва», Сочинский, «Самарская Лука» и др.
По «Закону об ООПТ» в перечне задач национальных парков на первом месте стоит охрана природы, лишь потом – туризм и пр. Но почему, если на территории национального парка возникает конфликт между необходимостью сохранять природу и интересами бизнеса, вторые, как правило, побеждают? Вероятно потому, что природоохранные законы после многочисленных поправок напоминают дырявую ограду, через которую «пролезает» множество самых разнообразных инициатив, связанных с «освоением» земель ООПТ.
И стоит ли теперь называть их «особо охраняемыми», если разнообразные желающие отщипывают самые «аппетитные» куски?
Но вместо того, чтобы на законодательном уровне создать преграду происходящему «деребану» земель ООПТ, Минприроды вновь (осень 2015 г.) выступает в поддержку законопроекта позволяющего изымать земли заповедников и национальных парков «по причине утраты ими природоохранной ценности»- - http://www.kommersant.ru/doc/2807095
Хороший подарочек готовят к 100-летию заповедной системы ее нынешние руководители!
Впрочем, даже нынешний «урезанный» режим охраны национальных парков нередко существует лишь на бумаге.
Очень часто можно услышать, что действует слишком много запретов и ограничений, негативно сказывающихся на туризме в ООПТ.
На самом же деле туристы чувствуют себя на федеральных ООПТ весьма раскованно и вольно, наличие каких-то запретов их не смущает, многие о них даже не знают. Чтобы в этом убедится, достаточно побывать в районах массового отдыха, например, на Сарайском пляже (о. Ольхон, территория ПНП).
Вот что бросилось здесь в глаза в августе 2015 г.
Прямо на пляже, заполненном отдыхающими, юноша, балуется с пневматическим ружьем. Судя по всему – на глазах отца.

8. В воде здесь есть интересные цели! 9 августа 2015 г.
Вот этому водителю квадроцикла наскучила езда по песчаному пляжу, он гоняет прямо по воде.

9. «Посетитель ООПТ» наслаждается отдыхом на природе. 8 августа 2015 г.

10. В байкальской воде купаются и люди и «железные кони».

11. Древняя сосна рядом с Сарайским пляжем спилена, скорее всего - на дрова. Соседняя пока еще стоит, под ней – общественный туалет. 8 августа 2015 г.
Вольно ведут себя не только туристы. Например, дельтапланы, катающие туристов, в этом году базировались рядом с Хужирским заливом. Взлетали и садились над единственным на Ольхоне мокрым лугом, который, вместе с лагунными озерцами и песчаным пляжем, является самым крупным на острове местом гнездования, а также летнего пребывания разнообразных видов куликов. Шум моторов дельтапланов распугивал птиц. Но кого в национальном парке волнует такая ерунда? Хорошо еще, что из-за постоянной дымной завесы полеты были редки.

12. Дельтаплан у Хужирского залива. 9 августа 2015 г.
В дальнем углу Сарайская пляжа этим летом обосновалась бригада рыбаков. Три лодки, уазик без номеров.

13. Вот такие рыбаки и устлали дно Байкала брошенными сетями (китайского производства). И особенно громко кричат о том, что «всю рыбу сожрали нерпы и бакланы».

14. Рыболовецкий лагерь. 7 августа 2015 г.
Рядом в распадке у них 3 палатки, но еще и хибарку построили. Испоганили красивое место. Уместно все это районе, где концентрируется основная масса туристов? Эти вопросы я задал 13 августа в Островном лесничестве ПНП. Оказывается, рыбакам уже давно выписано предписание на снос незаконной хибары. Но такие дела движутся медленно, бумаги переданы в центральную контору парка. Лов проводится законно, лицензия есть, рыбинспекция нарушений не выявила. Отсутствие номеров на уазике никого не интересует. Побывав здесь 23 сентября, я увидел в бинокль все три лодки на том же месте. Что с хибарой разглядеть не удалось.
Г. Е. Мирошниченко (директор детского экологического лагеря «Ольхон») предоставила фото, сделанные ею в июле 2015 г. вблизи Улан-Хушинского залива. Несколько дней там шли самые настоящие промышленные заготовки чабреца (он же – тимьян, богородская трава). Она насчитала 26 мешков, полных травы. Заготовленной варварски – растения вырывались целиком. Бригада заявляла, что «имеет разрешение». Вызванный Г.Е. Мирошниченко сотрудник Ольхонского лесничества ПНП составил протокол и предписание, заготовители исчезли. В конторе лесничества мне пояснили, что меры по наказанию заготовщиков будут предприняты, бумагам дан ход. Посмотрим.

15. Мешки с чабрецом.

16. Растения вырваны целиком.

17. Заготовщики чабреца.
Жаль, что это грубейшее нарушение природоохранного режима было выявлено не самими сотрудниками ПНП. Боюсь, эта же бригада могла поработать и в других местах Ольхона.
Огромная проблема Островного лесничества – крохотный штат инспекторов. При всем своем желании не могут несколько человек контролировать 5-7 тыс. туристов, отдыхающих на острове, площадью более 700 кв. км. В пик сезона им не справиться даже и с задачей, которую московское начальство явно считает приоритетной – со сбором платы «за посещение ООПТ». Хотя они стараются. Как правило, сотрудников национального парка удается увидеть именно за этой работой.

18. Инспектора у палаточных стоянок туристов близ оз. Ханхой. Явно выясняют наличие оплаченных разрешений на пребывание. 13 августа 2015.
Было время, я тоже считал такую оплату оправданной и необходимой. Надеялся, что собранные с туристов деньги позволят заткнуть дыры в бюджете ПНП – итог многолетнего жуткого «недофинансирования». Но Минприроды заставило посмотреть на проблему под иным углом. Новые руководители ПНП продемонстрировали, что сколько бы денег не собиралось с туристов, «дыры» сохраняются. Даже и при том, что увеличился бюджет, в 2011-2012 гг. имели место невиданные (за предшествующие 25 лет жизни парка) дополнительные финансовые вливания. Зато денежные поборы вызвали невиданную прежде ненависть к национальному парку как со стороны местных жителей, так и отдыхающих.
Другое важнейшее последствие: отвлекая инспекторов на сбор платы, московские чиновники создали условия для почти «безнадзорного» отдыха на ООПТ целой армии туристов.
«Процесс пошел». По подсчетам Минприроды, в 2014 г. национальные парки и заповедники посетили 8 млн. человек, а в 2015 г. они «могут принять более 15 млн. посетителей». «Познавательный туризм может стать хорошей альтернативой отдыху за рубежом в условиях сложной макроэкономической ситуации» - http://www.mnr.gov.ru/news/detail.php?ID=138751
Интересно, достигнут ли этот впечатляющий результат? А природа – потерпит. «Лес рубят – щепки летят!»